-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Ostreuss

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 22.11.2005
Записей:
Комментариев:
Написано: 79814

Полёт порнографии -8

Суббота, 09 Июня 2012 г. 15:10 + в цитатник

Продолжение. Начало - 1, 2, 3, 4 , 5, 6, 7

Вначале кусочек в конце предыдущей части, чуть изменённый.

Окончание следует.

 

День шестой

39

            Домой Кэсьен вернулся часа в три ночи.

            Первое, что увидел, с трудом разодрав глаза — хапмобиль. Как и обещали, они пригнали его обратно.

            Он выгулял Симпли. Позавтракал тостами с кофе. Оделся. Похлопал себя по карману – бумага здесь. Не мотнуть ли в Лас-Вегас? Впрочем, в офис всё равно придётся заехать – за деньгами. Он вышел, сел в машину…

            …и в шею упёрлось холодное дуло.

            -Не переживайте, детектив Хапп, - сказал тихий голос. – Я, конечно, убью Вас не из пистолета, а совершенно беззвучно. В первый момент, что бы человек не дёрнулся, полезно дуло к шейному позвонку.

            -Доброе утро, капитан Энтони, - ответил Кэсьен. – Сейчас мы поедем туда, где сможем разобраться, кого из нас любит миссис Осборн.

40

            Он завёл машину, и хапмобиль тронулся.

            -То есть, я причиню ей непоправимое горе, отправив тебя на тот свет, - сказал капитан с глубоким сарказмом. – Если она тебя вспомнит. А куда?

            -У меня есть надежда пошатнуть Ваши убеждения, и путь к ней лежит по Гранд Авеню.

            -К Осборнам?

            -Нет.

            -Меня там каждая собака знает.

            -Пригнётесь. Нужно спуститься вниз, к Арройо. Там очень удобно меня убить. По поводу меня, не беспокойтесь, глупостей не будет. Стив мне много о Вас рассказывал. Я очень трусливый парень.

            -Что мы забыли на Арройо? – спросил Энтони.

            -Там живёт старенький оператор Луи. Прямо в лесу, потому что дешево, до Голливуда близко, и можно писать Мост, прямо с террасы дома. Операторы любят там селится – что ни фильм, то мост Арройо. Луи наснимал тысячи актёров. Я учился у него рисованию, он часто показывал кого-нибудь – Назимова, Негри. Тот снимок я помню, я срисовывал с него метиса.

            -И зачем нам метис?

            -Рядом с ним стоит некто, под кем подписано «Валеран». А самый левый — Натаниэль. Мне кажется, Вы их должны знать.

 

928775_pasadenaarroyobridgesb_1_ (360x269, 31Kb)

 

Пасадена, мосты на Арройо

 

 

928775_Untitled1 (292x292, 58Kb)

 

Арройо Бридж

41

            -Остановись, - сказал Энтони внизу. Они вышли из машины, не доезжая до дома. Капитан профессионально и быстро обыскал Кэсьена. – А где пистолет?

            -В офисе, - ответил детектив.

            -Садимся, едем.

            Они сели, на этот раз – Энтони за руль.

Проехав сто метров, вышли. Энтони держал руку в кармане. Кэсьен постучал дверным молотком.

Дверь долго не открывалась. Потом открылась.

-О, мистер Хапп, - обрадовался старик. – Вы рано. Я теперь поздно просыпаюсь. Давно не были. Как Ваши успехи? Не оставили свои странные криминалистические идеи?

            -Не оставил. Я теперь частный детектив, - ответил Кэсьен, пожимая сухую и твёрдую руку. – К сожалению, вот эти-то занятия меня к Вам и привели. Нет бы, поговорить о живописи…

            -О-о! А я надеялся, Вы привели мне нового мой ученика, - огорчился старик, разглядывая Энтони. – Ваш друг?

            -Я в какой-то мере коллега детектива Хаппа, - улыбнулся Энтони. – Мы с ним сейчас вместе работаем.

            -Так что конкретно? – спросил Луи.

            -Мистер художник, Кэсьен утверждает, что видел в одном из Ваших альбомов интересующее нас лицо, - сказал капитан. – Оно интересует полицию Пасадены.

            -Называйте меня просто Луи, - поморщился старик. – Но альбомов у меня сто двадцать четыре. Вы можете уточнить?

            -Я припоминаю что-то типа Луизы Брукс, - сказал Кэсьен.

            -Тогда Вам повезло, - заметил Луи. – Она была активна в Голливуде немного. Прогремела в двадцать девятом, потом скатывалсь. Альбомов восемь, не больше.

            Старик ввёл их в холл, увешанный картинами, эскизами... Вошедшие сели за столиком. Энтони не вынимал руку из кармана. Луи принёс четыре альбома, потом ещё три:

            -Посмотрите сначала эти.

            Старик ушёл, и гремел посудой. Капитан взял пару альбомов  и перебрался на кресло в угол. Видимо, с линии огня.

Прошло минут двадцать.

-Эта? – спросил Энтони.

Кэсьен подошёл. Капитан нашёл то, что должен был найти.

-Вот он! – обрадовано ткнул в Натаниэля Великий Пасаденский Лжец. И позвал – Луи!

Капитан внимательно всматривался в снимок. Подошёл Луи.

-Луи, ты помнишь, кто эти люди?

Луи вгляделся.

-Не-а. Такого фильма не было.

Кэсьен огорчился и довольно натурально вспотел:

-Тогда откуда она у тебя?

-Послушайте, ребята, актёров много, я один. Я их просто не помню. Отличный типаж… Хорошо сделано, да? Просто вылитые гангстеры.

-Может, это и есть гангстеры? – предположил Энтони.

-Не, - сказал оператор. – Вот так – он показал на челку метиса, - я сам всегда гримировал. Моё открытие! Правда, впечатляет?

-М-да, - запаниковал Кэсьен. – По-видимому, моя последняя надежда накрылась…

Старик надел очки, вгляделся.

-У него черноё пятно на челюсти? Или это дефект снимка? – спросил он. Кэсьен недоуменно пожал плечами и вопросительно взглянул на Энтони. Весь его вид говорил «я его первый раз вижу».

-Черное пятно. Это не дефект, - ответил капитан.

-А-а!... Был один такой актёр, заболел рожистым воспалением, больше не играл. А его последний фильм… да! Конечно! Он назывался по какой-то банде. Каким-то цветком. «Пурпурная роза», что ли…

-Не «Черная камелия»? – спросил Энтони.

-Ни в коем случае, - замотал головой старик. – Нет, «Черная Камелия» - это сейчас. В газетах. «Пурпурая роза», точно.

-Но я такого фильма не помню, - недоуменно сказал Кэсьен.

-Правильно, его и не было. Начали снимать, и не доснимали. Обычное дело. Там была банда… о... - старик застыл. - Так это она и есть!

-Банда? - переспросил Энтони.

-Банда из этого фильма, - обрадованно потыкал пальцем Луи. - Этот, понятно,  ушёл – старик ткнул в Валерана, - да и остальных я больше в Голливуде не видел. Как-то так раз, - и исчезли. Наверно, дело какое-нибудь нашли. Частенько ещё годами пороги киностудий обивают.

-И когда это было? – спросил капитан.

-Наверно, так, лет пять назад.

Энтони посмотрел на Кэсьена:

-Это всё, что ты хотел показать?

-Больше с этого фильма ничего не осталось? – спросил детектив старика.

-Ну, где-нибудь ещё точно валяется. Рыться надо. У меня кроме альбомов ещё чемоданы есть, - ответил оператор. – Но меньше, чем за сотню баксов я надрываться не собираюсь.

-Ладно, - вздохнул Энтони и вручил динозавру кинематографии двадцать долларов. – Спасибо, мы пошли.

42

 

            Они вышли, спустились почти к Арройо. Здесь было сделано нечто вроде скамейки. Сели. Кэсьен достал трубку.

            -Не курю, - сказал Энтони. Он глубоко задумался.

            -Значит, решил из меня дурака сделать, - сказал вдруг капитан. – Привёз фото старику, он вставил его в альбом, и сейчас всё это разыграли.

            -Вообще-то, у меня даже машины не было, - спокойно заметил детектив. – Всю ночь шел сюда и обратно?

            -Значит, загодя – сказал капитан.

            -Интересно, где я взял это фото вчера вечером. Или раньше. Да ладно. Не веришь — на.

            Он залез во внутренний карман и вытянул бумагу.

            -Что это? – спросил Энтони.

            -Ты читай, читай. Эти подписи и печати не подделаешь.

            Энтони быстро прочел текст:

            -И что тут такого?

            -Тут написано, что состояние Валерана оценивается в двести-триста тысяч. Весь оборот банды – не более трёхсот. Интересно получается. Существует Валеран Ужасный, он знает страшную тайну Генриетты Особорн, и заставил её переправлять наркотики. Он стал великим наркомагнатом, и у него пусть даже полмиллиона. А Генриетта Осборн оценивается от четырнадцати до двадцати. Почему бы, зная эту кошмарную тайну, Валерону не стрясти с неё миллион и никаким опасным бизнесом не заниматься? Он романтик ножа и топора?

            Энтони обхватил голову руками.

            -Что ты хочешь сказать?

            -Что тебе надо кое о чем спросить Камиллу.  Она всё поняла, между прочим. Ты знал, что она ездила Элк Сити, и ничего там не нашла?

            -Ну.. на могилу дедушки.

            -Это была исследовательская экспедиция. Стива не брали, и ему не говорили, - поэтому он тебе не рассказывал, - бросил Кэсьен.

            -Как ты однако во всём ориентируешься. И в Стиве,  - недобро сказал Энтони. -Вот только то, что Генриетта была в кулаке у «Магнолии», она мне проорала сама. Я уж не знаю, у какой-такой «Магнолии».

            -Так я и знал, что не ты первым стрелял, - сказал Кэсьен. Капитан застыл.

            -Сукин ты сын. Ты знаешь даже то, что мне никогда не доказать полиции, - сплюнул он. – Это была её идея – поехать в этот дом на Квентин-Авеню. Я не нашёл в этом ничего странного, Генриетта там бывала, вечером. Раз пять, не помню. Меня держали в домике поодаль, и даже к двери не подпускали. Я был на взводе, потому что  Камилла стала подозревать, что именно там гнездо шантажистов. Но был день, и никого. Генриетта съехала вниз, в гараж под домом. Мой олдсмобиль уже не встал бы. Она не вышла, я спустился. Она сидела в машине, и начался… разговор. Я предложил ей зачистить всех гангстеров, она сказала, что я ничего не понимаю, что хочу погубить Осборнов...

            -Сожгла богадельню с престарелыми?

            -Продала когда-то чертежи японцам. Надвигается война, её посадят. Начался крик, я очень удивился. Она на меня никогда не кричала. Тут ещё это оружие по стенам нервировало. Автомат, винтовки... В конце концов она меня вывела из себя. Особенно…

            -Особенно тем, что знала про вас с Камиллой.

            -Какое её дело?!

            -Что дочка врёт всем, что девушка - это не дело мамы? Хочешь, доскажу?

            Капитан молчал. Кэсьен продолжил вместо него:

            -Генриетта вдруг выхватила пистолет. И выстрелила. Но не попала в капитана Энтони.

            -Да, - выговорил Энтони. – Это было удивительно, потому что я такого не ожидал, и не подумал увернуться. Рука, наверно, дёрнулась. Но она выстрелила ещё, опять промахнулась… Тут-то я уже среагировал, на автомате. Секунда — я тоже выстрелил. Но много дырок не делал. Я, увы, и с одного не промазываю. Короче, мертва... Я даже посмотрел, не стреляла ли она холостыми. Нет, боевые.

            -И «Дюзенберг» оттуда вывел тоже не ты, - заявил детектив. Капитан кивнул:

            -Я просто уехал. Когда не знаешь, что делать, сделай паузу. У меня, как у многих профессионалов кольта, присмотрено с десяток мест неподалёку, где и машины-то никто не заметит. Когда я читал в газете, что она расстреляна из автомата на улице, и про меня вообще не слова, не верил глазам. Кто-то хотел навести на банду.

            -Жалко банду-то... - схохмил детектив.

            -Шуточки у тебя, - буркнул Энтони.

            -Почему же шуточки? Они за тебя отдуваются.

            Энтони посмотрел мрачно, но ничего не сказал. Потом спросил:

            -Ты сам до всего допёр?

            -Есть детективы по наркоте, по шантажам, по гангстерам. А я - по траху. И этот профессионал по траху говорит, что когда у такой, как Камилла, слишком большой выбор, она хочет чего-то необыкновенного. Но нет необыкновенного, есть честный и прямой, как рельс, капитан Энтони. Давай сделаем из тебя необыкновенного. Её мать запуталась в чем-то ужасном, ты пытался её остановить, и тебе пришлось её убить. Тебя ищет полиция.  Во, теперь с тобой положено завести роман на всю оставшуюся жизнь. Ты пожертвовал ради неё, Камиллы, всем.

            -Так у меня все козыри? - спросил Энтони.

            -Жаль огорчать, но ты - карта на столе.

            -А кто играет? Может, ты?

            -Разлюбила капитана, полюбила мальчугана.

            Капитан заржал. Кэсьен ждал. Отсмеявшись, Энтони сказал:

            - Она хочет надёжного, зрелого мужика, за которым, как за каменн...

            -У неё за спиной побольше, чем каменная стена. Двадцать миллионов. Ей не нужна твоя надёжность. Она может выйти за пятнадцатилетнего, а может за столетнего. За ней не заржавеет, дурак.

            Энтони внимательно посмотрел на Кэсьена.

            -Что же мы будем делать, умник?

            -Дать ей выбор,  - сказал детектив. - Как ни жаль нарушать твои нежные чувства, но мы с ней окажемся в гнёздышке.

            -Уже не верю, - пробормотал капитан.

            -А что, Стиву не поверил? Чем мы в Палос Верде занимались? А что ж тогда прискакал?

            -Ты её уболтал. Запугал. Ты шантажист от рождения, или учился? - сказал Энтони.

            -Капитан, вы начитались дурных детективов, где всё из-за бабы, трусливой дживой сучки. Неужели Камиллу можно запугать? Так вот, про гнёздышко.

            -Да не хочу я тебя слушать.

            -У тебя пистолет, у меня пистолет, у неё пистолет. Она стреляет.

            -Зачем?

            -Миллионеры не любят, когда их проблемы решают за них.

            -Фантазёр ты, парень, - усомнился Энтони. – И?

            -Кто остался, того она любит, - сказал Кэсьен. – Естественный отбор.

           

            День седьмой

43

            Сегодня у входа в офис его перехватила Хейуорд.

            -Хеллоу, мистер Хапп!

            -Хеллоу.

            -Как Ваше настроение? – она просто светилась.

            -Да не очень, - Кэсьен решил для разнообразия сказать правду.

            -Да?  - удивилась мисс. – Не иначе, Вы вчера с ней не виделись…

            -С кем? – сделал тупой вид детектив.

            -Ну как же. Вы же уехали с кладбища вместе с Камиллой Осборн.

            -О, Пасадена! – взмолился небесам Кэсьен. – Вот почему лужайки и парки перед виллами такие большие. Что бы машина проскочила, и никто не разглядел, кто в ней.

            -И как Ваши отношения? Я надеюсь, они ещё будут развиваться? – прощебетала Хэйуорд.

            -Вряд ли.

            -Как жаль! – воскликнула она с истинным трагизмом.

            -А им уже некуда. Она привезла меня на океанскую виллу, мы напились, разделись голыми, проспали три часа, и назад меня вёз гонщик со скоростью девяносто миль в час. Что бы успеть выгулять Симпли.

            -У Вас такое изумительное чувство юмора, мистер Хапп, - звонко рассмеялась Хэйуорд. – Не волнуйтесь, у вас всё ещё только начинается.

44

            А Кэсьен Хапп молился, что бы всё это каким-то чудом оказалось законченным. Целых полдня Бог внимал его молитвам, но потом его отвлекли другие страждущие. Зазвонил телефон.

            Приятный, но неизвестный женский голос осведомился:

            -Это частное сыскное агентство Берк энд Хапп?

            -Оно, - сказал Кэсьен. – Будь оно не ладно.

            -Можно ли услышать детектива Кэсьена Хаппа?

            -К глубокому сожалению, это я, - ответил детектив. 

            Голос на том конце даже не запнулся.

            -С Вами говорит секретарь миссис Камиллы Осборн. Она желает заключить с Вами договор о частном расследовании.

            -Ага, типа она чего-то не знает, - сказал Кэсьен.

            -Миссис Камилла Осборн считает, что Вы достаточно добросовестно отнеслись к несчастному случаю, произошедшему с её матерью, и могли бы разобраться в нём до конца. Подробные инструкции Вы получите от неё лично. Вам предлагается двадцать тысяч долларов. Если Вы согласны выслушать миссис Осборн, то скажите, когда и куда будет удобно для Вас подать машину.

            -Прямо к моему офису. Докурю трубку, допью виски, застрелюсь, и подавайте, - сказал Кэсьен. – Чего тянуть-то.

            -Машина будет Вас ждать, - ответила секретарь.

45

            Это был скромный малиновый паккард-фаэтон. Шофёра вышел, распахнул перед ним дверь – и садясь, Кэсьен видел, как носом к стеклу прилипла мисс Хэйуорд в своём кабинетике.

            Они пересекли по мосту железку, свернули на Гранд-авеню. Ворота подо львами распахнулись, машина подъехала к парадному входу. Собственно, этот дом Осборнов был не так уж велик.

            У дверей ждала секретарь – маленькая полноватая девушка в очках и строгом костюме.

            -Следуйте за мной, господин Хапп.

            Она провела его сквозь дом и на второй этаж. С огромного окна, разбитого натрое двумя парами слипшихся колонн, открывался вид, главной задачей которого было переплюнуть Тиволи. Каскад из трёх террас с фонтанчиками.

            Лишь в следующий момент Кэсьен увидел за необъятным столом Камиллу, перед которой были разложены чертежи. Мужчина с залысинами активно елозил по чертежу красным карандашом, что-то объясняя.

            -А нельзя огневые точки всобачить прямо в двигатели, коли они у нас всё равно в ширину плеч? – спросила хозяйка. – Корпус не закрывал бы стрелкам такого.

            -Им придётся лежать, мне же надо пропустить выхлоп, - развёл руками инженер. – Лёжа они ни фига не могут. Они должны больше вертеться, чем лётчик. Но я подумаю.

            -Понятно, - кивнула Камилла. – Спасибо, инженер Стюарт, мы ещё поговорим. Ко мне пришли.

            Стюарт церемонно поцеловал ручку и удалился, искоса глянув на Кэсьена.

            -Садитесь, мистер Хапп, - пригласила Камилла, вставая.

            Она выглядела на пару миллиардов в этом тёмно-красном мягком костюме. Казалось, верх составлял неразрывное целое со свободными брюками. Разрывное, или неразрывное, вот что сейчас мучило Кэсьена.

            Он сел. Села и секретарша, приготовив блокнот.

            -Мистер Хапп, как Вы знаете, моя мама, Генриетта Осборн, найдена застреленной.  Хотя машина прошита автоматной очередью, она умерла от одного-единственного попадания, причём – револьверного. Полиция говорит, что гангстеров было несколько человек – и кто-то из них, положим, стрелял из пистолета. А тот, кто стрелял из автомата, в неё не попал.

            -Она приставила пистолет к его виску, и выстрелила. Но не попала. Понятно, - сказал Кэсьен.

            -Детектив, у Вас странные шутки. Продолжим. Вторым вопросом остаются отношения между моей мамой и гангстерами. Она была одним из самых состоятельных людей Америки. Положим, гангстеры имели к ней какие-то претензии. Они могли угрожать, шантажировать, и  добиться миллионных откупных. Вместо этого Генриетту Осборн застрелили. Банда, которой это приписывают, не такая уж крупная. В этом есть какая-то неувязка, не считаете?

            -Да, конечно. Вы гений, миссис Осборн. Вы открыли мне глаза на это дело, - сказал Кэсьен, почему-то глядя в потолок.  – На самом деле, некоторые сомнения у полиции имеются. Например, они не понимают, почему осколки от разлетевшегося стекла в изобилии имеются в салоне машины, но ни одного – на асфальте.

            -Да? – Камилла поморщила нос. – Не слышала. Ну, вот видите. Даже полиция что-то может.

            -Какие мои функции?

            -Я знаю, что Вы самоотверженно занимались этим делом. Полиция уже принесла Вам свои благодарности. Но во-первых, Вы не довели его до конца, а во-вторых, Вам никто, кажется, и не подумал заплатить. Это неправильно. Я хочу стать Вашим клиентом,. Ваш гонорар составит двадцать тысяч, пять тысяч задатка не возвращаются в случае неудачи. Вы их уже отработали. Вилли, Вы записали? – повернулась она к девушке.

            -Да, миссис. Я уже составила договор.

            -И слова детектива Хаппа – слово в слово.

            -Конечно, миссис.

            -Спасибо. У Вас есть какие-то предложения по ходу следствия? – обратилась она к детективу.

            -Конечно. Я уверен, что существует важный свидетель, который чрезвычайно боится контактов. Он не пойдёт на них ни при каких обстоятельствах, если только ему не гарантируют, что рядом нет полиции, телохранителей, и так далее. К сожалению, Вас вряд ли убедит то, что я запишу его слова.

            -Конечно, - сказала Камилла. – Мне необходимо убедиться в них самой. Значит, придётся обойтись без полиции и телохранителей.

            -Миссис Осборн, это может быть опасно, - вставила секретарь.

            -Ещё как, - ответила миллионерша. – Но что делать, на это придётся пойти. Как Вы думаете организовать такую встречу, если до этого дойдёт?

            -Очевидно, в гостинице. По требованию этого свидетеля.

            -Хорошо. Вас устраивает моё предложение? – спросила Камилла.

            -Да-а, - ответил детектив и посмотрел в потолок.

            -Буду ждать новостей, - завершила она. –Вилли, договор.

            Секретарша выложила на стол два идентичных листка. Они с Камиллой подмахнули их, не читая.

 

            День восьмой

 

46

            Кэсьен не хотел ничего делать. Увы, в середине дня опять позвонили. Он снял трубку.

            -Кэсьен, - сказала с укоризной Камилла на том конце.

            Он не отозвался.

            -Ты долго будешь валять дурака? Сколько ты хочешь тянуть из меня нервы?

            Он не отозвался.

            -Короче, люкс «Хантингтона» вечером, - сказала Камилла.

            -Нет, - сказал Кэсьен. – «Рамада» утром.

            -Этот клоповник?

            -Романтика, Камилла, романтика! – ответил детектив.

            На том конце тяжко вздохнули и положили трубку.

Рубрики:  Сочинения Арифмометра
Метки:  



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку