-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Ostreuss

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 22.11.2005
Записей: 5090
Комментариев: 52115
Написано: 81626

Гордей в стране проходимцев -3

Воскресенье, 13 Апреля 2014 г. 23:09 + в цитатник

Меня просит закончить брошенную сказку. У кого-то она, оказывается, любимая.

Начало:http://antipatriot.ru/post220112130/

Продолжение: http://antipatriot.ru/post220600970


 

-Черная Магнолия, - представилась дама. Они сошли с ладони к столу. - Я тебя похитила.

 

Дочь Черной Магнолии

 

-Круто. - сказал Гордей. - Меня ещё никто не похищал. Я малоценный.

-У меня есть дочь. Её зовут Авинея, она твоего возраста,- сказала Магнолия. - Но у меня её отобрали! Белый Джентльмен собрал суд из самых честных судей, и спросил: не нужно ли отобрать у меня дочь? Мол, я - известная обманщица и шантажистка. Она вырастит, ещё скажет всем судьям спасибо за то, что не попала под моё влияние и не стала такой же, как мама.  И он убедил судей!

-Наверно, он хотел отобрать её назло. Руди всегда так делает, - сказал Гордей. - Дайте ему чего-нибудь яркое, он отдаст.

-Нет! - вскричала Магнолия. - Он честно думает, что так будет лучше для Авинеи!

-Вы тоже так думаете? - спросил Гордей.

-Я не думаю, что можно насильно заставлять людей делать то, что им лучше, - сказала тётенька.

Гордей возразил:

- Попробуй я так сказать маме, когда я играю в «Скайрим», а пора спать!

Черной Магнолии не стала спорить, а заявила:

- Ты должен украсть Авинею у Белого Джентльмена и вернуть мне.

-Я?- удивился Гордей. - Почему? Я даже не умею падать на спину и выхватывать пистолет.

-Больше некому. Все двери и запоры у Белого Джентльмена отпираются честностью. А поскольку он самый честный, никто через них, кроме него, не пройдёт. Он даже не беспокоится. А ты такой же честный.

-О-ё, - сказал Гордей. - Здесь нет честного побольше меня?

-Ни одного. Это страна проходимцев, - ответила тётя.

-А откуда Белый Джентльмен в стране проходимцев?

-Он хочет сделать нас честными и порядочными. Ему здесь прекрасно. Весь дом пропитан его кеворкой. Кто войдёт, сразу попадает под его обаяние и хочет служить ему. Он ещё ни разу не заплатил в ресторане, а знаешь, как он любит покушать?

-Я тоже могу унюхать эту кеворку и поддаться ей.

-Ты из другого мира, где не понимают, что такое «джентльмен». Она на тебя не подействует, - сказала Черная Магнолия.

-Точно? - спросил Гордей. - Я нашел его сигару, и подумал, что интересно было бы покурить. Я так испугался! Курить ведь плохо.

-Я сама излучаю сильную кеворку, поэтому рядом никого и нет. Я — женщина-фатал, при мне даже мальчики начинают говорить стихами и тащить охапки роз, - сказала Магнолия. - А тебе — хоть бы хны.

-А-а! - догадался Гордей. - Фатал! Поэтому у Вас такие огромные волосы. Столько килограммов тяжело таскать на голове. И глаза такие большие.

-Чем плохи большие глаза? - нахмурилась Магнолия.

-Папа рассказывал, что у страуса такие большие глаза, что его мозг меньше их. Глаза на самом деле - шары. Если они большие, не остаётся места для мозга.

-Из каких кошмаров ты явился?! – вскричала Магнолия. – Что за отморозки, не слышали ни «женщина-фатал», ни «вамп»?

-Вампиры в Скайриме есть, а фаталов нет, - развёл руками Гордей.

-Короче, не поможешь — не вернёшься к папе и маме, - объявила Магнолия. - Я знаю путь обратно, а Белый Джентльмен — нет. Если бы Вы встретились, ты мог бы его спросить — и он честно ответит, что не знает.

-Это называется «шантаж»? - уточнил Гордей.

-Да.

-Не-а, - отверг предложение мальчик. – Шантаж - нечестно, поэтому я не могу делать то, что хотят шантажисты. Придётся жить в стране проходимцев. У Вас станет в два раза больше честных.

Магнолия побледнела, хотя трудно вообразить, что можно стать ещё бледнее. Наверно, она затратила много сил, что бы найти и похитить честного человека, и совсем не учла, что помогать шантажисту он не будет. Она налила себе жидкость того же цвета, что налил дед, когда Гордей сломал его искусственные зубы. Выпила, и понюхала что-то. Наверно, табакерку. Деда нюхал табакерку.

Потом позвонила в колокольчик.

Пришёл толстый, большой полисмен.

-В тюрьму его, - сказала Магнолия.

 

 

 

Нет пророка в своём отечестве

 

Полисмен потащил Гордея по лестницам вниз корабля, отпер клетку и втолкнул в неё. Закрыл на ключ, и ушёл. Здесь был ещё один мальчик.

-Привет! – сказал он. – Меня зовут Кетчуп. А тебя?

-Меня – Гордей.

-Ты кто?

-Мальчик, - признался Гордей.

-А я – пророк! – торжественным шепотом объявил Кетчуп.

-А кто это – пророк? – спросил Гордей.

-Кого изберёт Бог. Я ходил на гору Шамбалу, и встретил Бога, который создал весь наш мир и всё-всё-всё. Он избрал меня своим пророком.

-В Скайриме я встречал множество богов, - заметил Гордей. – Некоторые предлагали.

-Да? – с завистью ответил Кетчуп. – А Пастафария? Летающий зомби из макарон, вместо глаз – тефтельки?

-Круто! Я так люблю тефтельки! - ответил Гордей. - Не, такого не было.

-Без тефтелек - это лже-боги, - сказал важно Кетчуп. - Нет бога, кроме Пастафария, и Кетчуп - пророк его! За это меня и посадили. Нет пророка в своём отчестве.

-А что значит «нет пророка в своём отечестве»?

-Это значит, что если бы я был в другой стране, все пали бы передо мной ниц, и стали мне поклоняться, как пророку великого Макаронного Зомби. А там, где меня слишком хорошо знают, никто не верит, что я встретил Бога. И представь, посадили за враньё. Как будто в нашей стране враньё — не основной бизнес!

-Это как с Вовкой со второго подъезда. Он врун, но кому загибает в первый раз, те верят.

Собеседники тяжко вздохнули.

-Что-то от тебя так пахнет, - поморщился Гордей. – Может, тебя за запах посадили, а не за Пастафария?

-Гнилыми помидорами? – уточнил Кетчуп.

-Ага. Как будто дедушка забыл кетчуп на Новый Год, и только на следующий его открыл.

-Это я излучаю кеворку Пастафария. Он мне даровал свою кеворку, - скромно признался Пророк.- Он щедрый и любит разбрасывать дары.

-Ты мылся в этом году?

-Нельзя, смою, - пояснил он.

Гордей вздохнул:

-Я бы не смог быть пророком. Люблю мыться.

-За что тебя? - поинтересовался Кетчуп.

-Черная Магнолия стала меня шантажировать, что б я украл её дочь у Белого Джентльмена. А я не шантажируюсь.

-Может, казнить и не будут, - рассудил Кетчуп. –Хотя, кто её знает, Магнолию. Дурацкий цветок. А что она именно к тебе прицепилась?

-Говорит, я такой же честный, как Белый Джентльмен. И могу пройти через его двери. Они у него запираются честностью.

Кетчуп задумался о чем-то. Гордею стало скучно.

-Здесь игрушек нет? – спросил он.

-Тараканы. Вон побежал. Пни его в зад, - отмахнулся Кетчуп. – Да, а ты заболел, что ли?

-Почему?

-Нормальные люди все шантажируются, - объяснил Гордей.

-Я честный, а шантажисты – нечестные. Я не могу помогать им, - разъяснил мальчик.

-А, ты болен честностью, - понял Кетчуп. Он опять задумался. И спросил:

-А если Белый Джентльмен перевоспитает её дочку?

-Вырастет человеком.

-Это зря. Вот, смотри: у зайца дети — зайчата?

-Да, - подтвердил Гордей.

-У лисы — лисята?

-Да.

-У акулы — акулята?

-Да.

-Ну вот. Магнолия — как акула среди других людей. Почему её дочка вдруг должна быть зайчиком? Перевоспитывать её неправильно. Дети акулы должны быть акулята, - заключил Кетчуп.

Гордей задумался.

-Я подумаю над этим.

-Что тут думать?! – удивился Кетчуп. Он подошёл к решётчатой двери, и стал ей трясти. -Эй! Стража! Выпустите нас! Мы идём спасть дочь Черной Магнолии!

-Почему «мы»? – не понял Гордей.

-Тебе нужен Пророк истинного Бога. Сто раз собьют с пути истинного, пока ты доберёшься до Авинеи, - сплюнул Кетчуп. –Эта страна – сплошные вруны. Какая гадость! Хуже только престидижитаторы.

-Это кто?

-Ты даже не знаешь, кто такие престидижитаторы! - простонал Кетчуп.

Подошёл полисмен.

-Что, он согласился?

-Конечно! – сказал Кетчуп.

-Э, постой, - забеспокоился Гордей, - ни с кем я не соглашался.

-Он не соглашался, - сказал полисмен.

-Да врёт он, – засмеялся Кетчуп.

Полисмен пожал плечами:

-Пошли.

Пока они поднимались, Гордей спросил Кетчупа:

-Почему полисмен верит тебе, а не мне?

-У нас привыкли, что все врут.

 

 

Па-ра-докс

 

-Ты согласился, мальчик? - спросила Магнолия.

-Согласился, согласился! - быстро сказал Кетчуп за Гордея.

-А это ещё что за вонючий бродяжка? Кого только в моих тюрьмах не держат! - возмутилась она.

-Гнать таких надо!- подхватил Кетчуп. - Я не достоин Вашей тюрьмы. Зато я его уговорил. Мы идём спасать Авинею.

-Ничего ты меня не уговорил, - возразил Гордей.

-Как? А про акулят? Ты же согласился?

-Кто-то пусть идёт и возвращает акулят. А для меня важнее, что шантаж — это нечестный приём. На который нельзя поддаваться, - объяснил Гордей.

-Назад! В тюрьму, в тюрьму, в тюрьму! - закричала Магнолия.

-Подождите, - встрял Кетчуп. - Если он поддастся на шантаж, ничего не выйдет.

-В смысле? - нахмурилась хозяйка.

-Двери отпираются честностью. Если он согласится на шантаж, который считает нечестным, то он сам станет менее честным. Двери могут не отпереться.

Магнолия затрясла головой, но прическа не отвалилась.

-Повтори медленно, - приказала она Кетчупу.

Тот повторил, и в конце, подняв палец, важно сказал:

-Это называется «па-ра-докс».

-Хм, - сказала она. - Па-ра-докс. Он не приходил мне в голову.

-Зато у Вас такие красивые глаза, - улыбнулся Кетчуп.

-Ну, и как же мне его заставить?

-Никак, - ответил пророк Пастафария. - Его можно только отпустить. Если он решит, что правда за Вами, он и сам пойдёт.

-Ты решил, за кем из нас правда —за мной, или Белым Джентельменом? - спросила Магнолия.

-Нет, не решил, - ответил Гордей.

-Я ж тебе растолковал про акулят! - застонал Кетчуп.

-Ты сказал, что меня сто раз собьют с пути истинного. Может, ты сбил меня с пути истинного этими акулятами, - ответил Гордей. - Осталось ещё девяносто девять раз.

-В тюрьму, в тюрьму, в тюрьму! - простонала Магнолия.

-Да подождите! Никуда Ваша тюрьма от Вас не убежит! - рассердился Кетчуп. - Что ты собираешься делать?

-Буду искать, переспорит ли кто-то этих акулят, - пожал плечами Гордей.

-Вот! Видите! - вскричал Кетчуп. - Дело сделано. Пусть ищет. Никто не переспорит моих акулят. Потому что мне про них рассказал сам бог Пастафарий!

-Пастафарий? А, ты пророк от слипшихся макарон? - вспомнила Черная Магнолия.

-Да! - гордо ответил Кетчуп. - Заметили, Ваша кеворка на меня не действует? Потому что на мне божественное благословение Пастафария!

-На тебе протухший кетчуп, - фыркнула Магнолия. - Толстым слоем. Никакая кеворка не пробьётся. Так у меня красивые глаза?

-Да, - ответил Кетчуп.

-Большие? - и Черная Магнолия коварно улыбнулась.

-Очень!

-Такие, что из-за них в черепе не остаётся места для мозгов??

Кетчуп открыл рот, но не придумал, что сказать.

-В тюрьму, в тюрьму, в тюрьму его! - вскричала Магнолия.

Полисмен потащил бедного Кетчупа. Гордей поплёлся за ними.

-Э, а ты куда? Свободен, страус чертов! - рявкнула Магнолия. - И подкупать тебя я не буду, не дождёшься! Тогда ты дверей точно не откроешь!

 

 

 

Гордею не удалось ещё раз прокатиться на большой ладони. Полисмен взял его за шиворот, и выставил на пристань. Подкатил дюзенберг, радостно мигая поворотниками.

-Хоть бы с кем посоветоваться. Были бы хоть девчонки, - пробурчал под нос Гордей. Он сел в машину, и попросил: - Можешь заехать за ними?

Дюзенберг подёргался туда-обратно, и совершил круг по площадке.

-Не знаешь... - вздохнул мальчик. - Ну, вези к Белому Джентльмену.

Рубрики:  Сочинения Арифмометра
Метки:  



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку