-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Ostreuss

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 22.11.2005
Записей: 5671
Комментариев: 58260
Написано: 90120


Пышки-торопышки (3). Порнографическая поэма

Вторник, 06 Октября 2015 г. 16:20 + в цитатник

 

(1),     (2)

 

 

 

Как и оговорено было с Нигредо Семёновной, Цлер снимал гостиную с буфетной, да спальню наверху, в мезонине. Старух, что прислуживали, всегда он звал Степанидами. Либо Акулинами.

-К Вам сам Доктор и госпожа Кекилия Пупуцкая! - объявила его Степанида. Вошли щуплый старичок и дама в обильно оперённой шляпе, и с таким турнюром, что к этому крупу полагалась бы пара задних лошадиных ног.

-Родольфо У-Бдя. Фамилия моя столь древна, что происходит от воинственного клича варягов здешних краёв, - представился местный асклепиус.

-Назар Цлер.

Его спутница внимательно изучила Назара в лорнет, и сказала:

-Я подруга нашей драгоценной Ликерии Портальоновны. Зовите меня просто Ирэн.


 

Старичок, не теряя времени, накинулся на хозяина:

-Что Вы сделали с госпожой Белопузиковой? У неё третий день жар!

-Да уж, расскажите нам, что Вы такого отмочили? - безо всякого политеса устремилась в атаку и Ирэн. - Нет бы, как всякий уважающий себя интеллигент, однакомиться с богатым внутренним содержанием ея.

-Я не скажу ни слова, - ответствовал Цлер сурово.

-А от чего изволите лечить? - всплеснул руками доктор.

-Тайна доверена мне, тайна. Ликерия Портальоновна вынудила меня раскрыть её, ибо показалось мне, что могла она и руки на себя наложить.

Пупуцкая и У-бдя переглянулись. Доктор достал табачок, втянул одной ноздрёй.

-Он, пожалуй , прав, - сказала ему Ирэн, - не знать чего для Ликерии Портальоновны горше смерти.

-Жилы вытянет, - согласился У-Бдя. - И что же Вы предлагаете, милостивый государь?

-Может, здоровье её возвернётся от прогулки верхом? - осторожно предложил Назар. -Венский наш профессор, Фуксер, рекомендовал во первую руку горячего жеребца...

Ирэн мечтательно подняла глаза к потолку:

-Скачка на горячем, жилистом жеребце... А-ах! Да где ж тут такого взять?! Разве что в Вашей конюшне застоялся?

Назар молчал.

На потолке, в который вперился взгляд Ирэн, при некотором зрительном напряжении угадывалась нарисованная Венера. В пуп её была ввёрнута люстра.

-Не? - переспросил доктор насчёт жеребца.

Цлер отрицательно мотнул головой:

-Нет в том вины моей, что обычности истлевшей Европы вогнали торопецкую даму в жар.

-Да прям мы в Тьмутараканях живём! - оскорбился У-Бдя.

- Молодой человек прав, - возразила Ирэн. - Чтим и целомудрие и верность, и натурой нежные и чувствительные. От одних Ваших слов мать троих детей в жар кинуло! Ведь у нас тут супруги обыкновенно друг друга за всюю жизнь и без сорочки не видели. Да хоть взять меня. Коснись — я обмираю, аки котёнок в зубах кошки. Как говорится, не вскрикнуть, не дрыгнуть.

Старик, усмехнувшись, выпятил нижнюю губу:

- Вчерась обедал я у... а, неважно. Только представьте. Сидит их малой шкет за столом, рядом с гувернанткой, и что делает. Стащил огурчик, и под скатертью, незаметно, просунул ей меж пуговок сарафана. И воткнул ведь, куда надо! А Вы — Вена, молодой человек.. Париж!... Вот в Париже отроки огурцы гувернанткам засовывают? За обедом?

-Ах, шалунишка! - расхохоталась Ирэн. -Не просто так, не просто так. Это он, к примеру, узрел ненароком, что гувернантка панталончики маман одевает. Теперь вертит ею. Это ж только представить, что какая-то мерзавка, скажем, мои панталоны оденет!  - она передёрнула плечами.

-Куда мы все катимся, извольте спросить, с этими гувернантками и огурцами? - вздохнул У-Бдя.

-Известно, куда! - гневно сверкнула очами Ирэн. - К этой... к Нигреде! Блеверина вертепная! Какого человека обхомутала! Знаем, знаем, - в трико танцевала перед Вольдемаром. Ногами дрыгала! А трико каждый волосок обтягивает! Если там есть...* Недолго ж беднягу молодая супруга услаждала. Обвенчались, грибочков поел, и нет Вольдемара. Знай прогрессисток!

-Всё то домыслы, - хохотнул доктор. - Вы ещё, Ирэн, молодому человеку поведайте, что призрак несчастного по спальням феноминирует и девиц брюхатит.

-А как будто Вы, Родольфо, - ехидно ответила Пупуцкая.

-Ну, ежли Белопузикова дочек балету учит, так недолго и до призрака - многозначительно сказал У-Бдя.

-Правильно делает! - заявила в сердцах Ирэн.

Воцарилось молчание.

-Давно ль из Вены? - спросила она. - Не привезли ли каких диковин? Журналов? Не пригласить ли Вам Ликерию Портальоновну со семейством, дабы сбить со ступора, в который Вы её и засадили?

Терапию госпожа Пупуцкая явно уж продумала.

-Конечно, привёз, конечно, пригласил бы. Но не стало б ей от того хуже, - ответил Назар.

-Клин клином вышибают, - хихикнул У-Бдя. -Да и я приду с ними, дабы какого омрачения не допустить, ежли что пойдёт не так. Вот дочек звать придётся. Дочки... Дочки... Это да...

-Что ж я, и приличий не ведаю? - пожал плечами Цлер. - Зачем девиц посвящать в Европ агонии? Мы их по отдельности расфасуем. Всё будет в целости, и сохранности.

-Уж расфасуйте, - сказала Ирэн. - А то у доктора на всех Белопузиковых брому не напасёшься. И щетильнее, щетильнее с девочками. Не надо им картинок с Аполлонами мраморными.

-Ну прямо, Ирэн, Вы такие юноше страсти рисуете! Ничего с ними не станется. А как Жрацкие дамы все пошли купаться, и их из купальни течением смыло под городской мост? - отмахнулся доктор.

-Ах, Торопца, быстрая речка наша! - Пупуцкая снова мечтательно вперилась в венерин пуп. -Это да... Купальню тут только завыше моста иметь, а то и в леса унесёт. Но вот гляжу я на Вас, господин Цлер, и нет во мне никакой веры, что не воспользуетесь их доверчивостью и наивностью. То ж агнцы божьи. Как-то сидим, врывается Клотильда, одетая самой Евой, и прыгает радостная по всей их гостиной. «Меня доктор осмотреть должен, меня доктор осмотреть должен!»

-Это когда она пальцы на руке фортепьяной отдавила? - припомнил У-Бдя.


 

-Я более чем понимаю недоверие Ваше, госпожа Ирэн, - сказал Назар. - Конечно, студиозис двадцати трёх лет, какая в оном может находиться ответственность? Однако ж в Вене со мной приключилося такое моральное падение, что отгородило меня от мира.

-Это как же? Вы приехали в Торопец и собралися тут ничем не отметиться? - изумилась Пупуцкая.

-О, если б я мог хоть намекнуть! Принуждён я был отринуть всякие понятия о нравственности и участвовать в таком, что превосходит любые границы. Профессор, о коем я упомянул, искал, как высечь в людях в возрасте пламень любви. Как продлить семейное счастие.

-Неужели... вакхические оргии? - У-Бдя облизнулся.

-Если бы! - горько усмехнулся Цлер. - Скажу одно, профессор в части этой гений. Ежли применить его метод, то перед развратом не устоит никто, хоть сам Папа Римский. Какая бы эта дама не была. И вот теперь это, ЭТО стоит у меня перед глазами. И оченно препятствует счастию моему и семейному обустройству. Не знаю, кому во всей стране нашей, я мог бы и заикнуться о подобном. В некотором стиле, я под таким воздействием, что мог бы быть служителем гарема восточнаго. Доверить мне можно, кого угодно.

-Бедный мой, - Ирэн была потрясена. Она села на диван рядом и попыталась уложить его голову на колени. - Даруйте нам счастие попытаться излечить Вас.

Вдруг её пронзила какая-то идея. Она вскочила:

-Послушайте... господин Цлер... Если Вам уж совсем всё равно... Какую сумму бы Вы взяли, что бы обольстить Нигредо Семёновну, и ничего ей не дать? Ровно ничего?

 

 

*В описываемое время проституток отличало использование бритвы.

Рубрики:  Мемуары мерзкого старикашки
Порочные истории
Метки:  



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку