-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Ostreuss

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 22.11.2005
Записей:
Комментариев:
Написано: 88648


Порнографическая Поэма (4)

Среда, 21 Октября 2015 г. 18:38 + в цитатник

(1),     (2)(3)


Болею уж месяц - нелады во внутренних системах. Жена уехала. В такие времена многое себе позволяешь. Позволил продолжить историческую реконструкцию провинциального купеческого разврата.

 

 

 

 

"Кашляните, пожалуйста".

 

4

    -Прогрессы медицины весьма меня интересуют, - сказал У-Бдя. - Хотелось бы послушать, что там в Вене, однако ж женские термины медицины...

    Он сложил руки на груди и выразительно посмотрел на спутницу. Пупуцкая встала. Вздохнула:

    -Оставляю Вас.

    Назарий проводил её, и вернулся к старичку.

    -Нечто весьма удивило меня... - начал он.

     -Что Нигредо отравила Вольдемара? - вздохнул доктор. - Не слушайте. У Ирэн избыток дамской спермы, коия, не имея естественного выхода, приводит к наговорам, гистерии и позеленению яичников. У нас, где многия дамы обречены судьбою обходиться без мужей своих, сиё сплошь и рядом. Я даже выписал из Британий интруденцию, однако ж купчихи, не обладая просвещением, от одного прикосновения сердцебиения имеют, опасные при их комплекции. Признаться, и я не так опытен с оной, как должно быть асклепиусу.

    -Профессор Фуксер считает, что мужская субстанция не только выводит оный яд, но даже разная обладает разною целебностию, - вдохновенно врал Цлер. -И дама в любых летах не должна быть обделена оной. Супруг, требующия от своей половины верности чрезмерной, рискует разориться впоследствии на лекарствах.

     -Не хотите ли Вы сказать, что и дылды мало? - обеспокоился Родольфо.

     -К сожалению, в тонкости сии не посвящен, - развёл руками Назарий. - Но скажите мне поскорее, ужель в городе Вашем случаются столь роковыя казусы? Как назвали эту даму?

    -Нигредо Семёновна. Бувлихьянова Нигредо Семёновна. Что касательно грибочков, можете быть спокойны.

    -Однако ж?

     -Вольдемар Бувлихьянов скончался ночью, от удара, который мог проистекать из чрезмерного усердия и частоты в исполнении супружеского долга. Нигредо Семёновна значительно моложе его.

     -Ах... Вот оно как. Понятно. Женщина — это хищница, раз в жизни испытав сладость, она будет стремиться к ней постоянно, хотя бы в жилах её текла императорская кровь! Остановится вовремя, рассудить, она не в силах. Так устроено природой. Не нам её судить.

     Доктор грустно усмехнулся:

    -Представьте, я настолько стар, что помню времена, когда ещё считалось, что и толики удовольствия в отношениях дама не имеет. Или не должна иметь.

     -Надо же!- поразился Назарий. -Как же наивны были предки наши!

     Поговорив о том, сём, проводил Назарий и доктора.

 

 

"Милосердие", начало 1880-х
 

5

    Перед тем, как отойти почивать, Назарий кликнул Степаниду:

    -Иди-ка сюда. Что за призрак у вас в городе объявился?

    -Болтают люди, - пожала плечами та. - Девиц за семью замками держат, а грех случается. Не иначе, дух святой.

     Изумившися провинциальной вольготности путём чесания затылка, Назарий поднялся в мезонин. Стерегли ведь люто. Он вчера свечку не мог поставить, отвернули с порога церкви. Сказали, когда купчихи с отроковицами храм покинут.

    Он взбил перину, зевнул, и закрывая ставень, обнаружил прицепленный к нему кулёчек. С запиской:

    «На дневную иди в дровяной сарай».

...

     На следующий день, дождавшись звона, Назарий пошёл в сад. Сараи торопецкие по лени смыкались тылами, поддерживая друг друга, как обнявшиеся пьяницы, покидающие кабак. Он огляделся, и вошёл в дровяной. Там разлёгся гимназист, кушая сливы.

    -Привет Вам, дядя, - сказал он.

    -Да как ты здесь оказался? С такими заборами?

     -Я? Я и на каланчу залезу. Дядя, кузины оченно с тобой увидаться хотят. Такие дуры, ты таких в жисть не видал. Хочешь посмеяться?

     -Это как? Это зачем? Да разрешат ли им?

     -Никто и знать не будет.

     Назарий вспыхнул:

     -Чего несёшь? Как можно??

     -Заборы лазить не придётся. Глаза вам. дядя, завяжу, фокус-покус, - и там.

     -Погоди... - Цлер потряс головой, -Чего городишь?

     -Не веришь, так одевай. Проверишь.

     Отрок протянул ему черную повязку. Повертев её, и сказав «не, ну того быть не может» Цлер, однако, надвинул её.

...

     Сдвигались щеколды, звякали засовы. Иной раз ногу надо было ставить «сюда», другой— пригнуться, а тут - перелезть. Запахи таковы, что он боялся замарать сапоги.

     -Ох, счастье какое! -Он пришёл, он пришёл!- услышал он.

     Сняли повязку. Он был в комнате дома, похоже заброшенного, в окружении пяти девиц. Всплескивая руками, они суетились, усаживали гостя, стали называться, галдели и спрашивали что-то вразнобой.

     -Назарий Йоныч я, - сказал он, осматриваясь. Гимназист куда-то делся.. -Как же Вы так, без спросу, мужчину приглашаете?

     -Так ведь мамаши наши Вас охмурят, ширли-смырли разведут, а мы сидим тут, маемся, пока от годков не сморщимся. Когда ещё нас допустят! - сказала с сердцем та, которую звали Виринеей. -Пусть Вас то не занимает. Скажите-ка лучше, правда ли, что Вы приехали из самых из альпийских кряжей?

      -Да, я был неподалёку, - кивнул Назарий.

      -А правда ли, что даже женщины... лазят по тем горам?

      Последнее она произнесла шёпотом. Назарий сильно удивился такому началу, но объяснил и это. Девушки подталкивали друг друга, не решаясь что-то сказать, как будто бы они нашли не менее, чем отрубленную голову, и не знали, что делать. Наконец, Назарий получил в руки эту «отрубленную голову». Это была картинка. И на ней и правда было нечто совершенно невозможное.

     Гравюра с фотографии дамы в мужских штанах, прости Господи!

 

Annie Smith Peck (1850-1935), покорительница Маттерхорна

 

     Никак не ожидал он, что скандал докатится и до Торопца, тем паче — до скромных его девиц. Он тяжко вздохнул, и прикрыл глаза рукою:

    -Это Анна Смит, и это премерзкая правда. Она лазит по горам. Говорит, мол, на некоторые горы иначе было не взобраться. Зачем же она делала фотопластинку, позвольте спросить?? А если для того, что бы на гору взобраться, надо стать покорною ста мужчинам, она станет?! Все Европы потрясены. Увы нам, увы!

     -Какой арабулеск! - Ироида закатила глаза.

     -Мы-то думали, это гадкая штука какая из гадкого заведеньица! - пылая, сказала Сусанна. - А это... правда??

     -Из какого заведения? - втрепенулась Феврония.

      -Я бы лучше бросилась в пропасть! - потрясённо молвила Анфиса. - А скажите, дядя, во всяких Шамаханах... там ведь дамы... вообще в шальварах ходят? Ведь правда?

    В шоке были все.

     -Кто дал Вам сию гадость? - спросил Цлер. - Плетей бы ему!

    -А ежли меня сулатаны украдут, оне меня заставят в шальварах ходить? - гнула свою линию Ироида.

     -А скажите, часто они своих жен друг другу продают? Султаны? - подхватила Виринея.

     -Неужто нет у Вас забав девичьих? - Цлер опять тяжко вздохнул.

     -Гусёк, пузеля*, лото... - фыркнула Сусанна. -Ужель всю жизнь в кукол играть? По правде, Вы дядя, не много и страше, шоб указывать. А может, мы хотим Самарканды фантазировать? Вот давайте-ка с Вами поиграем во что.

     Все загалдели - "поиграем!" Феврония радостно хлопала себя по коленям. Ростом она была меньше остальных, кругленькая, вся как наливное яблочко.

     -Неужто не надо вам рукодельничать? Стихи б надумывали. В альбоме пастораль какую изобразили... - попытался урезонить Цлер.

     -Ой, Назарий Йоныч, вот и поиграем в пастораль, - молвила томно Виринея.- Пастушком будете.

     -А я — пастушкой! - быстро сказала Ироида.

     -Не надо пастушек, - вставил Цлер.

     -Тады мы все — коровки! - объявила Сусанна, и опустилась на колени. - Му-у! Я коровка!

     Кроме Февронии, все опустились на колени.

    -Не хочу быть коровкой, - сказала она.

    -Ну, будь свинкой.

     На это предложение она согласилась.

 

Гимнастические упражнения

 

    Коровки обступили Назария, жалобно мыча. Очевидно, пора их было доить. Ну вот так он и знал! Он взял Сусанну за ушко, отвёл, и сев перед оной на подушечку, выпрастал ей груди, довольно увесистые. Может,её персями игра в доение и ограничится? Она одна одета была не по-уличному. Не тут-то было - все принялись снимать жакеты, а Анфиса распустила и шнуровку. Девушки, даже отдоенные, со смехом лезли опять доиться. Лишь Феврония морщила нос.

    -Ах, какие чулки могут быть у коровы? - Ироида, сев на пол, сдвинула подол и рассматривала чулочки.

    -А что это у нас Феврония не играет? - спросил Назарий ласково.

    -Не хочу я перси вылуплять, - отвернулась та. - Негоже их мять. Тоже, игры придумали. Свинка я.

     -Свинка, так становись на четвереньки, - сказал вдруг Цлер, на коего снизошла некоторая игривость. Его Феврония не могла ослушаться, и испуганно заняла указанное состояние. Он поглядел задумчиво.

      -Да может, тебя уж резать пора? Да ты, никак, бекона нагуляла?

      С теми словами он пощупал филеи. Хмыкнув, откинул ей юбки на спину, сдвинул слегка панталоны, и оценил запасы щетильнее.

     -Бела как снег! То ж какой бекон будет, - рассудил он. «Коровки» завороженно сгрудились кругом.

      -А сала, сала скоко? - подсказала Сусанна. - Вы, дядя, полюбопытствуйте.

        Назарий сунул руку в пантолоны снизу, нащупал мягкий животик.

      -Нет, не наростила ещё! - заключил он. - Пущай погуляет.

      Феврония встала, одёрнулась, и заявила назидательно:

      -Во! А то ещё будут мне перси мять. Ишь ты!

       -Может, из меня лучше свинка получится? - спросила Сусанна. Она задрала платья.

      -Вобла!- Феврония встала рядом, и подняла юбки для сравнения, - Если уж я не нагуляла, так никто не нагулял!

       Да, в этом был резон.

       -Я вот думаю... - Цлер поднял палец, и все замолкли. - Какая-то игра без интереса. Один скотный двор. Скушно. Вот вы тут все в султанах интерес имели. Так давайте и играть. Соберёте всяки вещицы, обставим, будто базар восточный. Там ведь аукцыон невольниц, знаете ль о том?

      -Знаем, знаем! - восторженно захлопали девушки. - А какие вещицы-то?

      -Сабля, кушин там...

 

 

      -А что невольницам надо делать? - спросила Феврония.

      -Ой, то не мудрёная наука, - отмахнулась от неё Ироида. - Вот шальвары достать не сможем. Можно без шальвар?

       -Никак нельзя, - ответил Цлер. - Может, я где достану? Есть в Торопце кто, в путешествиях кто бывал? Чай возил?

     Оказалось, что есть.

     Хитро же он переключил внимание этих полоумных. Известно, куда пасторали заведут. Накидав им восточную першпективу, Цлер объявил, что идёт домой, дабы тотчас же занятся розысками шальвар.

     -Однако ж, вот насчёт тебя, Ферония, сомнения имею... Может, ты и не хочешь в невольницы? Там же...

     -Назарий Ионович, ну что Вы такое молвите? Из меня будет такая рабыня! - всполошилась та. - Это же я коровкой не хочу, а невольница  - совсем другое дело!

     -Понимаешь, Феврония, - вот султан идёт на базар, смотрит товар. И пуп, и перси.

     -Не кота в мешке. Не дура, разумею, - обиделась та. - А что, не подойдёт?

     С тем она сняла кофту, достала небольшие груди. Цлер надавил пальчиком:

    -Не дозрели. Твердоваты. Однако ж бывает, султаны любят и незрелость, так что вот такие отроковицы и есть самые дорогие во всём рынке, - сказал он. - А шальвары?

     -Не хочу... - взмолилась Феврония.

     -Феврония! - Виринея выразительно посмотрела на неё.

     Феврония густо покраснела.

 

 

*Пузеля, гусёк - пазлы (нем.вариант), "ходилка".

 

Детская игра "Еврей" (впоследствие - "Банк")

 

 

Гусек

 

Рубрики:  Сочинения Арифмометра
Мемуары мерзкого старикашки
Метки:  



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку